Алексей Пан: Источник драйва

Алексей Пан: Источник драйва

Когда в команде разброд и шатание, руководители, ради того, чтобы замотивировать людей, привычно затевают разработку большой цели — и в этом состоит их управленческая и человеческая ошибка.

Вчера случился интереснейший спор о тонких материях с одним вдумчивым и серьезным бизнесменом, нашим потенциальным клиентом. Обсуждая задачи стратегического планирования и мотивации команды в его компании, это мудрый руководитель отметил, что человеку, особенно российскому, нужны не деньги, но ценности, нужны идеалы. Человек не будет «биться» просто за деньги, «биться» он будет только за сверхзадачу. Предстоящая стратегическая сессия, подчеркнул руководитель, должна сформировать эти ценности, сформулировать большую цель, которая объединит сотрудников, сейчас во многом действующих не командно, но порознь.

Да, я согласен с тем, что человек не будет биться за деньги. Даже Макиавелли настаивал на том, чтобы призывать, а не нанимать армию. Деньги суть гигиеническая ценность: человек страдает, если их мало, но он не будет автоматически счастлив, если их станет много. Вместе с тем, как это ни странно, вопрос мотивации и объединения команды состоит и не в формулировании великой цели и фундаментальных ценностей.

Знаете анекдот? Открывая собрание колхоза председатель заявил, что на повестке дня два вопроса. Первый — ремонт сарая. Второй — строительство коммунизма во всемирном масштабе. «В связи с отсутствием материалов для ремонта сарая, — продолжил председатель, — предлагаю перейти сразу ко второму вопросу».

Целеустремленность, «битва» за фундаментальные ценности зачастую превращаются в подобное избегание ответственности, в оправдание бездействию, в апологию неэтичного поведения. Фундаментальная проблема с формулированием целей и ценностей состоит в том, что целеустремленность, ценностноустремленность — негуманны. Целеустремленность предполагает подчинение жизни человека цели. Ценностноустремленность предполагает посвящение жизни человека ценности. Но это кощунство — ибо нет и не может быть более великой цели и более ценной ценности, чем жизнь человека. Жизнь человека не должна служить идолам внешних по отношению к себе целей и ценностей: она сама есть высшая цель и ценность. Парадокс состоит в том, что человеку некуда стремиться. Человеку некуда стремиться, потому что он не есть средство — он сам и есть цель. Человек вовсе не отрезок пути, но он сам и есть точка назначения.

Что же действительно движет и должно двигать человеком, если не цель и не ценность? Человеком движет игра! Человеком, как это ни странно, движет праздное времяпрепровождение, забава, «секс», активность, которая не обслуживает никакие внешние по отношению к себе цели и ценности, но сама по себе неотъемлемо достойна того, чтобы ею заниматься. Как заметил великий Марк Твен, «в Англии есть богатые джентльмены, готовые править четверней дилижанса на расстоянии двадцати-тридцати миль летом, потому что за это нужно заплатить изрядные деньги, но если бы им предложили плату за эту службу, она превратилась бы в работу и они отказались бы от нее». Приятели Тома Сойера выкрасили ему забор, отдав за это все игрушки, не ради достижения цели, но ради достижения счастья здесь и сейчас благодаря самому процессу покраски.

То, что я как специалист по стратегическому менеджменту вижу в среде предпринимателей и высокоэффективных профессионалов — огромная доля таких людей в прошлом спортсмены, и они движимы не жаждой наживы, не целью, не властным инстинктом, не стремлением к славе — но «спортивным азартом» в деятельности. Да, безусловно, для людей важны деньги, финансовые результаты. Но скорее как спортивный ориентир, а не как золотой телец. Скажу по себе: я не люблю работать за малые деньги не потому что меркантилист, а потому что деньги есть показатель ценности того, что я делаю для людей. Если люди не готовы заплатить много за то, что я делаю, значит то, что я делаю, не имеет для них большой ценности. Зачем же я трачу время на то, что не имеет ценности?

Ван Гог писал свои картины не ради денег, но из благоговения к искусству, ради самого процесса, for the heck of it, как скажут американцы. Ван Гог писал картины, потому что не мог их не писать. Люди занимаются любовью не ради того, чтобы рожать и выращивать детей, но ради самого процесса: те, чья любовь есть лишь средство продолжения рода, достойны сожаления. Парадокс состоит в том, что стрекоза с моральной точки зрения стоит выше муравья, ибо стрекоза действует по любви, а муравей по расчету.

В связи с этим я девальвирую цели как таковые — как инструмент управления, как объект человеческой деятельности. Наш вчерашний собеседник — безумно начитанный, мощный, интеллигентный, мудрый профессионал — рассуждает о формулировании великой цели и миссии, но его команда находится в разладе. И это закономерное сочетание! Мы в РКГ «Стратегии устойчивого развития» обнаружили, что разговор о целях не мотивирует и не объединяет. Мы обнаружили, что командам нужно договариваться не по поводу целей, а по поводу возможностей. И управление в компании должно быть не целевым, а возможностным. Работать нужно не в режиме «к чему мы будем стремиться», но в режиме «что мы можем начать делать иначе», не в жанре благих намерений и устремлений, а в жанре конкретных поступков, конкретных повседневных новаций.

И вот когда внутрикомандное общение идет в подобном ключе, то в командах начинаются чудеса! Вдруг спонтанно начинает выделяться мотивация, включается азарт, загораются глаза, появляется общая платформа действий, задорно осуществляются инновации, и растет прибыль компании.

© Алексей Пан

Источник