Как росли великие менеджеры. Генри Форд

Как росли великие менеджеры. Генри Форд

Создатель знаменитого автомобиля и один из основоположников классического менеджмента родился в США, в Спрингфилде, что в Мичигане. Появился он в многодетной семье. Генри был самым старшим из шести фермерских детей и был главным помощником по хозяйству. Деревенские заботы нагоняли на него жуткую тоску.

Чем старше он становился, тем больше понимал: работы много, дохода мало. И как только родители этого не замечают? Семья была вполне зажиточной по тем временам, но существовала в колее повседневности. Генри уже в 12 лет понял, что за те усилия, которые они все дружно прикладывают, плата должна быть в разы выше. В ответ на его доводы отец лишь снисходительно посмеивался, поправляя седло на спине своей лошади:

Форд – фермер

-Ах ты хитрец,- рокотал фермер,- работать не хочешь? Это никуда не годится, иди-ка лучше напои лошадей, уже час ждут,- и он продолжил свое занятие.

-Но пап,- Генри переминался с ноги на ногу и не спешил уходить,-  смотри сам, мы пашем и пашем, не разгибая спин. Да, мы не бедны, но за такое количество работы мы должны получать в десять раз больше!

Отец начал накаляться:

-От твоей болтовни дела сами собой не сделаются. Откуда тебе знать, в 12 лет, сколько надо работать и сколько получать? –Мужчина даже покраснел от негодования- ты знаешь, чего нам с матерью стоило закрепиться на этой земле…

Генри сделал то, что сейчас принято называть рука-лицо. Он понял, что наступил на больную мозоль. Но понял слишком поздно. Сейчас пойдет: мы приехали из Ирландии…

-Мы приехали из Ирландии без гроша за душой, мы лишь хотели, чтобы у наших детей был дом, была земля! Теперь у вас есть все,- он вытер пот со лба подолом клетчатой рубахи,- Есть будущее! И это твоя благодарность?!

Битых полчаса родитель не успокаивался. Пока не выбил из сына извинений, не утих.

Генри родителей любил. И извинился только за то, что расстроил отца. Мнения своего он не изменил и продолжил рассуждать уже сам с собой, подставляя ведро очередной лошади:

-Но ведь это же не эффективно,- в ответ послышалось тихое фырканье, и что-то мокрое ткнулось в руку. Мальчик и сам не заметил, что разглагольствует вслух. Лошади сочувствовали, как могли. Рыжая Пампи, на которой он ездил чаще других, даже потерлась головой о его плечо.

Родители грустили, замечая, что сын фермерским трудом нисколько не заинтересован. Но тешили себя надеждами, мол, подрастет – поумнеет. Ну, как все родители.

Только Генри не умнел. В этом направлении. Он продолжал интересоваться разными механизмами, а дела деревенские как будто в параллельном мире жили. Папа сам виноват, подарил ему на день рождения карманные часы. Тяжелые, металлические, на длинной цепочке,- совсем как у взрослых. Деревенские мальчишки с завистью поглядывали и, разумеется, хотели себе такие же. Пытались даже выменять и сулили несметные богатства взамен. Расставаться с хронометром Генри не стал, он поступил умнее: разобрал подарок на мелкие детали и попытался понять, как работает система шестеренок. Вот с тех-то пор механизмы его и околдовали. С помощью примитивных инструментов он выучился чинить и собирать часы, да так ловко, что к его услугам прибегали окрестные фермеры. Разумеется, за фиксированную плату.

Важная встреча
Так бы ему и застрять в часовщиках-самоучках, если бы не Тот Самый Случай.
Однажды Генри с отцом и братом отправились на сельскохозяйственную ярмарку. Ничего более унылого парень и вообразить себе не мог. С одной стороны мычат, с другой кукарекают, с третьей зазывают: купи, купи! Он закрыл глаза и стал воображать часы мистера Моррисона, что-то попало в механизм и поэтому…

-Эй, смотри под ноги,- младший брат чуть не лопался от смеха.
Ну, конечно! Весь день коту под хвост, теперь еще угодил ногой прямиком в конское яблоко. Тьфу ты! Плюнув под ноги, Форд отошел за сарай, чтобы незаметно оттереть подошву и тут… Он забыл обо всем.
Перед ним стоял… Да он и сам не знал, что это за сооружение. Только оно пыхтело, выпускало пар и вдруг двинулось прямо на него. Без всяких вам лошадей. И сзади никто не толкал. Он таращился во все глаза.
Позже выяснилось, что это был локомобиль. Пра-прадедушка всех современных разнокалиберных авто. Похожий на бочку, с длиннющей трубой впереди и огромными колесами (что-то вроде нынешних велосипедных) удивительный аппарат.

Именно тогда его жизнь круто развернулась на все сто восемьдесят градусов. Он выпросил у отца один из сараев «под мастерскую» и пропадал там днями и ночами. Разбирал, чертил, конструировал, придумывал. Иногда злился и бил ногой стену своего убежища. Но пока не находил решения, ужинать отказывался. И уже в 14 лет ему удалось собрать свой первый паровой двигатель. Родители сначала не отнеслись к изобретению серьезно:

-Двигатель? Отлично, надеюсь, это позволит сэкономить силы нашей Пампи,- добродушно посмеялся отец,- кстати, в следующем году я собираюсь прикупить еще лошадей. Так что, завязывай бездельничать, я рассчитываю на твою помощь.

Конечно, в следующем году Генри Форд помог отцу. И еще несколько следующих лет делал все, что мог. А потом, как это часто бывает с гениями, не выдержал и рванул из отчего дома навстречу яркому будущему.

Результат
Конструируя первый двигатель в отцовском сарае, один из основоположников научного менеджмента испытал все возможные неудобства на собственной шкуре: он изнемогал от усталости – ведь днем приходилось работать на ферме, оборудование было так себе, да еще и денег на нужные детали не всегда хватало. Именно поэтому он точно знал, что нужно простому рабочему. Именно поэтому ему удалось разработать и перенести на свою дальнейшую деятельность  уникальные принципы организации производства, которые впоследствии даже назовут в его честь – «фордизм».

Надежда Подколзина

Фото из Википедии, является общественным достоянием

Поделиться ссылкой: